наверх
вниз
Суббота, 26.05.2018, 03:32 МСК

Животные
нашей планеты

Поиск

Калан. Enhydra lutris

Характерные признаки:

Вытянутое тело с уплощенным хвостом, круглая голова с короткой мордой. Передние лапы как у наземных млекопитающих, но пальцы слиты; задние конечности превратились в подобие ласт. Меховой покров чрезвычайно густой, ровный, окраска изменчива, но в основном темно-коричневая, с более светлой грудью и головой, у старых особей голова может быть почти белой. Типичное поведение . Чаще всего плавают в воде на спине, брюхом вверх. Нередко образуют большие скопления на воде и на суше (до нескольких сотен особей). Держатся в мелких прибрежных водах, в основном в зарослях морских водорослей.

Внешний вид:

Самцы 1,25-1,7 м, Самки 1,2-1,4 м, новорожденные 47-62 см. В целом калан имеет типичную для куньих форму тела, однако задние лапы превращены в ласты. На передних лапах пальцы слиты, подушечка свободна от шерсти. В передних лапах калан держит пищу, самки также придерживают ими детенышей. Детеныш-«медведка» рождается покрытым светло-коричневым мехом и меняет пухлявый детский наряд на взрослый в возрасте 6 месяцев. По суше калан ходит неуклюже, горбя спину, хотя при необходимости может бегать довольно быстро. У каланов отсутствует толстый слой подкожного жира, характерный для ластоногих и китообразных; теплоизоляция осуществляется исключительно за счет густоты меха.

Отличия от сходных видов:

Издалека плывущий калан похож на морского котика и настоящих тюленей, однако его легко распознать, когда он принимает в воде характерную позу — лежа на спине, брюхом вверх.

Образ жизни и поведение:

Каланы ведут преимущественно дневной образ жизни, проводя большую часть времени в воде. Могут образовывать крупные скопления как в воде, так и на берегу. На берег выходят, как правило, только зимой; летом могут иногда вылезать на обнажающиеся при отливе рифы, но чаще отдыхают на воде в зарослях морских водорослей (алярии). Самцы держатся отдельно от самок с детенышами. Питаются различными донными беспозвоночными: морскими ежами, крабами, моллюсками, осьминогами, а также рыбой. Обычно каланы ныряют за пищей на мелководье и собирают добычу со дна в своеобразный «карман», образованный складкой шкуры и расположенный под передней лапой. Собрав некоторое количество корма, каланы выныривают, располагаются на спине на поверхности воды и поедают добычу. Время от времени при этом калан переворачивается в воде на 360°, чтобы очистить брюхо от объедков. Вообще, каланы очень много времени уделяют чистке и расчесыванию своего меха, так как, в отличие от ластоногих и китообразных, у них нет толстого слоя подкожного жира, и густой мех служит единственной защитой от холодной воды. Каланы достигают половозрелости в возрасте 4-6 лет. Самец имеет определенную территорию и спаривается с самками, которые ее посещают. Спаривание происходит в воде, при этом самец удерживает самку зубами за нос, в связи с чем самки имеют на носу характерные шрамы. Беременность 8-10 месяцев. Самка рожает на берегу одного детеныша. Роды могут происходить круглый год, но чаще в мае-июне. Детеныши не могут нырять, и пока мать ныряет за кормом, они плавают на поверхности, как поплавки. Мать кормит щенка молоком около 6 месяцев, но твердую пищу он начинает пробовать уже в возрасте около 6 недель. Продолжительность жизни каланов 15-20 лет.

Категория редкости:

5 – восстанавливающийся вид. Численность и ареал всех популяций находятся в стадии восстановления. Эндемик сев. части Тихого океана. Единственный вид в роде.

Распространение:

Описан с о. Беринга. В XVII-XVIII вв. ареал калана у азиатских берегов включал Курильские и Командорские острова, побережье полуострова Камчатки. Сев. граница распространения достигала Олюторского зал. (Вост. Камчатка) и, по крайней мере, устья р. Озерной (Зап. Камчатка), на юге ареал простирался до сев. Японских островов. Однако, юж. о. Итуруп (Курильская гряда) и сев. м. Столбового (Вост. Камчатка) каланы, скорее всего, были или крайне малочисленны или присутствовали случайно. Под воздействием интенсивного промысла в XVIII-XIX вв., а также природных катаклизмов (сильных землетрясений, извержений вулканов) места концентраций калана неоднократно менялись, особенно в пределах Курильской гряды, и сокращался ареал. К началу XX в. небольшое число животных сохранилось только на о. Медном (Командорские острова), у м. Лопатка на Камчатке и на Курильской гряде. С 50-х гг. калан начал активно заселять места былого обитания. К настоящему времени его ареал в России практически восстановлен. До начала 90-х гг. он оставался прерывистым только на вост. побережье Камчатки между м. Асача и м. Столбовой. Освоение каланами этого участка побережья еще не завершено, но одиночные животные встречаются здесь повсеместно. Известны, по крайней мере, 2 популяции подвида: командорская (острова Беринга, Медный) и камчатская, включающая животных с сев. островов Курильской гряды (Парамушир, Шумшу, Атласова). Популяционный статус курильских каланов, обитающих в средней и юж. частях архипелага, однозначно не определен, предположительно здесь существуют еще 3 популяции: итурупская (о. Итуруп), урупская (острова Уруп, Черные Братья), симуширо-онекотанская (мелкие острова в средней части гряды). Не менее 80% общей численности подвида сосредоточено в нескольких относительно изолированных группировках: в акватории о. Медного, о. Беринга, полуострова Кроноцкого, юж. Камчатки с сев. Курилами, о. Уруп. по-видимому, еще одна крупная группировка формируется на побережье Камчатки на участке между м. Камчатский и м. Африка.

Местообитание:

Калан – обитатель морских прибрежных незамерзающих холодных акваторий. Его жизнедеятельность здесь ограничена 50-метровой изобатой, охватывающей полосу прибрежья шириной до 3-6 миль. Предпочитает держаться у мысов, оконечностей островов, на участках побережья с преобладающими каменистыми грунтами, вблизи которых имеются в изобилии рифы, скалы, мелкие островки, обширные заросли бурых водорослей (преимущественно алярии). Такие места обеспечивают каланам надежную защиту от воздействия ветров и штормов, создают хорошие условия для развития бентосных сообществ. В районах с высокой численностью эти обычно осторожные животные постепенно осваивают прилегающие к поселениям людей акватории, если не подвергаются прямым преследованиям со стороны человека. Самки каланов становятся половозрелыми в 2-4 года, самцы на 3-4 году жизни. Способность к воспроизводству самки сохраняют до самой старости. В зависимости от состояния и численности крупных репродуктивных группировок, сроки созревания могут сдвигаться на 1-2 года. Полигам. Размножается круглый год. Рождается обычно один щенок. Пик щенки приходится на май-июнь, пик спаривания на август-октябрь. Беременность до 8 месяцев. Самки воспитывают щенков до 6-7 месяцев, некоторые до года. Половое соотношение среди щенков 1:1, во взрослой части популяции преобладают самки. Продолжительность жизни самок 20-21 год, самцов 15 лет. Часто каланы образуют дифференцированные по половозрастному составу компактные группы различной численности. Поиск пищи обычно осуществляют в одиночку, затрачивая в среднем 30-50% суточного бюджета времени. Кормом повсеместно служат практически одни и те же группы беспозвоночных и рыба, при этом в каждом регионе число видов-жертв достигает нескольких десятков. Рацион может существенно различаться в разных районах и участках побережья, что во многом связано с обилием и доступностью того или иного вида пищи. Например, в пределах Курильской гряды в 70-80-х гг. летняя диета калана состояла в основном из двустворчатых моллюсков (острова Онекотан-Парамушир), осьминогов и морских ежей (острова Симушир-Расшуа), рыбы (острова Уруп, Итуруп). Зимой из рациона практически выпадает рыба и осьминог, а доля различных ракообразных, морских ежей и моллюсков увеличивается. Одинаково активен в течение суток. Существенное место в бюджете времени занимают чистка меха и отдых: 5-15 и 50-60%. Относительно оседлое животное, которому свойственны локальные перемещения, обусловленные кратковременными или сезонными изменениями направления ветра, волнения моря, действием фактора беспокойства. Однако в процессе освоения новых территорий каланы способны осуществлять миграции на расстояние до 100 км и более. Наибольшая естественная смертность калана повсеместно наблюдается в конце зимы-начале весны. Уровень смертности в разных возрастных группах зависит от состояния популяции: в растущих – повышена гибель взрослых, в относительно стабильных популяциях с высокой численностью – молодых особей. Основные причины гибели: различные заболевания, истощение кормовой базы, хищничество бурого медведя.

Численность:

Исходная численность калана на всем ареале составляла примерно 150 тыс. особей, а на Курильской гряде – около 10 тыс.. В результате интенсивного промысла к началу XX в. численность на Курилах сократилась до нескольких сот особей. В первой половине столетия, когда охрана каланов повсеместно была на низком уровне, их число росло очень медленно: с 400-750 на рубеже 10-20-х гг. до 1000 особей в конце 30-х-начале 40-х гг.. К середине 50-х гг. их запасы оценивались в 1500 особей. В последующие годы темп роста численности заметно увеличился: в начале 60-х гг. животных было около 3 тыс., на рубеже 60-70-х гг. – 4.5-5 тыс., еще через 10 лет – 8-9 тыс., а в конце 80-х-начале 90-х гг. – 11-13 тыс. особей. Численность калана на Камчатке в допромысловый период не известна, очевидно, она не превышала современную. Косвенно об этом свидетельствуют данные по сбору в XVIII в. ясака с коренных жителей полуострова. К середине XIX в. каланы сохранились только у юж. оконечности Камчатки, в 1880 г. здесь обитало 400-500 особей. Современная численность нестабильна, что обусловлено, прежде всего, постоянными перемещениями животных между юж. частью полуострова и сев. островами Курильской гряды. На юге Камчатки насчитывают около 1.5 тыс. особей, основные места концентрации – р-ны м. Лопатки и о. Уташуд. Кроноцкая группировка сформировалась в течение 20 лет: первые регистрации одиночных каланов относятся к началу 70-х гг., а в 1991-1993 гг. здесь было уже 850-1000 особей. На полуострове Камчатском в середине 90-х гг. обитало вероятно около 80 каланов. Таким образом, современная численность каланов на Камчатке составляет около 2.5 тыс. особей. Численность калана на Командорских островах до их открытия в 1741 г. очевидно не превышала 5 тыс. особей, три четверти из них на о. Беринга. К 1924 г. в результате интенсивного промысла и браконьерства в акватории Беринга сохранились только единичные особи, а на Медном не более 130 зверей. До 1957 г. численность медновской группировки оставалась в пределах 300-500 особей. В начале 60-х гг. здесь насчитывалось около 1 тыс. животных, а к середине 70-х около 2.5 тыс.. В это время каланы начали заселять о. Беринга, при этом общая численность популяции несколько уменьшилась, оставаясь на уровне 2 тыс. особей до 1982 г.. Затем она вновь ненадолго возросла за счет роста беринговской группировки и в конце 80-х гг. составляла, по разным оценкам, от 3.6 до 6 тыс. особей, большая часть которых находилась на о. Беринга. Эти колебания численности и очередное ее снижение до 2.5-4 тыс. в 1994-1995 гг. свидетельствуют о незавершенности процесса восстановления командорской популяции. Современная численность калана в российской части ареала составляет 17-19 тыс., а мировые запасы оценивались в середине 80-х гг. в 130-150 тыс. особей. Исторические данные свидетельствуют, что основную роль в катастрофическом сокращении численности калана играли интенсивный промысел и массовое браконьерство. Последний фактор до сих пор не потерял своей злободневности, поскольку в 90-е гг. масштабы незаконной добычи повсеместно резко увеличились. Большой урон популяциям калана наносит хозяйственная деятельность: судоходство, загрязнение прибрежной акватории отходами рыбопромышленного производства. Особенно опасны загрязнения нефтепродуктами, которые в последние годы все чаще регистрируют в местах обитания калана. По мере расширения промысла беспозвоночных, в том числе морских ежей, возможно возникновение конфликта между промысловиками и каланом. В 30-х гг., когда численность калана была катастрофически мала, для разработки эффективных мер его охраны впервые был проведен эксперимент по содержанию животных в неволе на о. Медном. В нашей стране впоследствии каланов неоднократно и подолгу содержали в неволе как в местах их обитания, так и на Мурманском побережье, куда 2 зверей завезли для выяснения перспектив акклиматизации вида. В 50-70-х гг. каланов переселяли на острова Сахалин и Беринга. Судьба выпущенных животных осталась неизвестной.

Охрана:

В 1911 г. Россия, США, Канада и Япония подписали Вашингтонскую Конвенцию, запрещавшую промысел калана во всех районах его обитания. В нашей стране запрет начал действовать с 1924 г. В 1958 г. принято постановление "О мероприятиях по улучшению ведения котикового хозяйства и охране запасов морских котиков и морских бобров" (№12 от 6.01.1958), действующее до настоящего времени. В соответствии с постановлением, были выделены охранные зоны в некоторых районах обитания калана: 30-мильная акватория вокруг Командорских островов, 2-12-мильные акватории у побережья (или участков побережья) отдельных островов Курильской гряды и Камчатки. В охранных зонах запрещается или ограничивается проведение какой-либо хозяйственной деятельности, ограничиваются прохождение судов и полеты самолетов, стрельба, посещение лежбищ посторонними лицами и т.п. Начиная с 1965 г. охрана калана регламентируется "Правилами охраны и промысла морских млекопитающих". Создана сеть специализированных заказников на всех Курильских островах сев. о. Итурупа, а также Южно-Камчатский заказник. С 1985 г. круглогодичную охрану каланов осуществляют два наблюдательных пункта Камчатрыбвода на м. Лопатке и в бухте Вестник (р-н о. Уташуд). Каланы охраняются Кроноцким и Командорским государственными заповедниками. Принятые охранные меры способствовали восстановлению распространения и численности калана в российской части ареала. В дальнейшем в местах формирования новых группировок калана следует создавать заказники или охранные зоны. В целях экологического просвещения населения целесообразно содержание каланов в океанариумах и аквариумах.


Источники:

Красная книга Российской Федерации (животные) / РАН; Гл. редкол.: В. И. Данилов-Данильян и др. — М.: АСТ: Астрель, 2001. — 862 с. — ISBN 5-17-005792-X, 5-271-00651-4.

‘Жизнь животных. Том 6. Млекопитающие, или звери' \\Под редакцией профессоров Наумова С. П. и Кузякина А. П. Москва: Просвещение, 1971 с.627, илл