наверх
вниз
Воскресенье, 24.06.2018, 10:11 МСК

Животные
нашей планеты

Поиск

Черношапочный сурок. Marmota camschatica

Вид сурков с тремя подвидами: северобайкальским, лено-колымским и камчатским.

Черношапочный сурок фото.Marmota camschatica

Северобайкальский или прибайкальский подвид

биологически сходен с забайкальско-монгольским обыкновенным сурком – тарбаганом (M. sibirica).

Категория редкости:

4 - подвид с неопределенным статусом. Существенные морфологические и экологические отличия прибайкальского сурка от остальных популяций черношапочного сурка дали основания некоторым исследователям считать его самостоятельным видом.

Распространение:

Занимает юго-зап. часть видового ареала черношапочного сурка - в пределах Иркутской и Читинской обл., сев. Бурятии и юж. Якутии. Распространен двумя значительными по площади и относительно независимыми массивами, один из которых охватывает сев. оконечность оз. Байкал, другой приурочен к Становому нагорью. Внутренняя структура ареала изучена недостаточно, но оба названных массива состоят из 7 отдельных обособленных популяций, ограниченных естественными рубежами и названных в соответствии с названиями горных хребтов: Байкальско-Сыннырско-Верхнеангарская, Баргузинская, Делюн-Уранско-Северомуйская, Икатско-Муйская, Кадарская, Удокано-Каларская, Зверевская. При значительной общей площади ареала подвида его поселения довольно редки и немногочисленны.

Местообитание:

Основные места обитания - сухие горные тундры и альпийские луга гольцового пояса. Поселения приурочены к ледниковым моренам, верховьям горных рек и ручьев. Прибайкальский черношапочный сурок - семейно-колониальный норный зимоспящий зеленоядный зверь. Семья, занимающая одну систему нор и использующая общую территорию, включает размножающуюся пару и потомство 2-3 последних лет. Колония (поселение) - совокупность семей со сложной зрительно-звуковой сигнализацией внутри и между ними, в условиях дефицита местообитаний может состоять фактически из 1-2 семей. Семейный участок включает систему нор разной сложности и функционального назначения и кормовую территорию. Основа питания - молодые сочные части трав, предпочтения определенным видам не отдается. Спячка (пребывание в зимней норе) 6-7 месяцев и более. Естественные враги влияют в основном на смертность молодняка.

Численность:

Данные имеются лишь по сравнительно хорошо изученным р-нам Байкальского и Баргузинского хр., где численность сурка оценивается в 15-16 тыс. особей. В Бурятии (без Баргузинского хр.) запасы в 1989 г. оценивались в 3.5-4 тыс. особей. На Становом нагорье запасы, согласно экспертным оценкам, составляют "несколько десятков тысяч". По данным Всероссийского учета сурков 1984 г. общие запасы подвида составляли 8.5 тыс. особей, но достоверность этой оценки сомнительна. Тенденции изменения численности и ареала в прошлом и настоящем объективно не установлены, хотя имеются указания на их сокращение. Основные лимитирующие факторы - немногочисленность пригодных для обитания участков и малая продолжительность бесснежного периода, ограничивающая запасы корма. Антропогенное воздействие выражается главным образом в форме браконьерства, но из-за труднодоступности большинства р-нов обитания подвида сколько-нибудь значительного отрицательного влияния на популяции оно не оказывает. В Бурятии в официальные промысловые сезоны 1985-89 гг. изымалось 40-125 сурков в год, причем при низкой численности даже столь незначительное изъятие вызывало длительную депрессию в поселениях. Ряд поселений в юж. части Баргузинского хр. исчез при прокладке БАМа.

Охрана:

Прибайкальский подвид черношапочного сурка охраняется только в Баргузинском заповеднике. Каких-либо срочных специальных мер охраны для него не требуется.

Лено-колымский подвид

Приобрел ряд приспособлений к жизни в очень суровых условиях Северной Якутии. По наблюдениям В. Н. Капитонова (1955-1957), на правобережье низовьев Лены, в Хараулахских горах, сурки живут разобщенными семейными поселениями. В каждом поселении имеется обычно одна зимовочная нора, до 4-5 летних и около 10 (до 17) временных (жировочных) нор. Располагаются поселения на малоснежных сухих южных и юго-западных склонах гор и холмов на высоте до 1200 м над уровнем моря. Ходы и камеры зимовочной норы прокладываются на небольшой глубине (от 22 до 70 см) в промерзаемом слое грунта, температура которого в феврале – марте понижается до -14, -16 °С, а к концу лета прогревается только до +1,5, +2° С. Большая протяженность ходов (до 113 м) и большое число выходов из норы (до 18) способствуют лучшему проникновению тепла в нору летом и этим ускоряют оттаивание и просыхание грунта. Около ходов грунт оттаивает на 30-50 см глубже, чем на смежных участках, с которых сурки нагребают грунт и натаскивают камни над ходом и камерой, повышая этим толщу потолков хижины на 11-32 см. Эта возвышенность весной раньше оттаивает. Стенки гнездовой камеры сурки обмазывают, как штукатуркой, смесью земли с травяной трухой, а в холодное время устраивают из сухой травы пробки в ходах, связанных с гнездовой камерой. В зимовочной камере масса гнездовой выстилки достигает 9-12,5 кг.

В спячку лено-колымские сурки залегают со второй половины сентября – начала октября, когда уже установился снежный покров и температура воздуха снаружи понижается до -10, -20° С. Все сурки одного поселения (до 25-30 особей) залегают в одной камере. Кроме наружных земляных пробок, они делают несколько травяных пробок близ гнездовой камеры. Сурки залегают, тесно прижавшись друг к другу в один ряд, а если их много, то в два яруса. Пробуждение происходит в мае, хотя снег стаивает только в середине июня.

Спаривание происходит в норах во второй половине апреля, за 3-4 недели до выхода на поверхность. В одном выводке бывает в среднем 5-6 (от 3 до 11) сурчат. В размножении принимают участие около 75% половозрелых самок. По этим показателям плодовитость лено-колымских сурков выше, чем форм, распространенных южнее.


Источники:

Красная книга Российской Федерации (животные) / РАН; Гл. редкол.: В. И. Данилов-Данильян и др. — М.: АСТ: Астрель, 2001. — 862 с. — ISBN 5-17-005792-X, 5-271-00651-4.

‘Жизнь животных. Том 6. Млекопитающие, или звери' \\Под редакцией профессоров Наумова С. П. и Кузякина А. П. Москва: Просвещение, 1971 с.627, илл